Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4

Не считая баронессы Буксгевден, чудом избежавшей погибели, с царем на Урале погибли все, бывшие при нем, включая нескольких верных слуг. Их имена должны навечно уяснить русские малыши. И да будут имена эти эмблемой Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 верности в неудаче, и да воссияют во славе, когда восстанет из праха Россия-мученица.
Урывками я переписывалась с величавыми княжнами Татьяной и Ольгой, но спросить их об отъезде не могла. Да княжны и Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 сами не знали. В конце концов разнеслось: отъезд назначен на 30 июля (12 августа), денек рождения принца. Супруг мой просил Керенского о свидании с августейшим своим племянником, но мерзавец-временщик даже не ответил Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4. Только государеву брату, величавому князю Мише, жившему в Гатчине, он позволил пятиминутный визит и сам при том находился. Понятно, что братья при нем толком и не побеседовали. Прочно обнялись на прощание Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4, ну и всё. А время отъезда Керен¬ский во избежание народных волнений утаил. Императорская семья уехала в Тобольск, а на другой денек пришли к нам ужинать граф и графиня Бенкендорф, после того как Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 просидели с сударями вкупе под замком 5 длительных месяцев. Намедни Бенкендорфы, вне себя от горя, проводили государей и сейчас, за ужином, об этом ведали, а мы слушали и обливались слезами.
Сначала Керенский убедил императорскую семью Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4, что, так и быть, отпускает их в Крым. Подлец лгал и не багровел. А сейчас заявил, к их изумлению: «Берите с собой теплые вещи, шубы и толстые носки». И только в Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 самый денек отъезда он сказал им, что Совет солдатских и рабочих депутатов провозгласил местом ссылки Тобольск! Семья была потрясена. Крым они нескончаемо обожали и длительно возлагали надежды, что на солнце, на природе, если Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 не забудут, то хоть легче перенесут все эти муки. Ссылкой в Сибирь, в бывшую каторгу, мелочные злостные люди отмстили им...
Отъезд был назначен в ночь с 31 июля на 1 августа, на час Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 ночи. Керенский бегал, суетился, то командовал подать поезд, то — отставить команду, короче, как обычно, шуму много, толку не достаточно. Пришел придворный священник. Всей семьей прочитали с ним напутственную молитву, приложились в Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 последний раз к иконе Богородицы, принесенной для того из Знаменской, и, одетые, сели дожидаться отъезда. Монарх, привыкший приказывать, сейчас подчинялся. Так посиживали наготове и ожидали до 6 утра. Чуть ли не падали от волнения Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 и вялости. Кидали они дом, где жили с первых дней после женитьбы, где родились их детки, где царила любовь. Покидали они верных слуг, которые сейчас, прощаясь с ними, плакали. Оставляли они прошедшее счастье Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 и ехали в неизвестность, дальную, темную, ледяную... В конце концов в 6 Керен¬ский принципиально объявил, что «все готово». Семью посадили в старенькые колымаги (на государевых шикарных автомобилях катались временщики) и провезли Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 лаконичный путь от Александровского дворца до правительского станционного павильона. Повдоль пути с обеих сторон стояли революционные бойцы. Средств у сударя было сейчас не достаточно, но каждому он сумел дать по 50 копеек, просто Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 так. Произнес бойцам: «За ночную работу». А было их несколько сотен человек...
Войдя в вокзал, семья увидела, что поезд стоит не на перроне, а очень далековато на путях. Керенский растолковал, что Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 это «в целях безопасности». Бедная государыня, с ее-то нездоровым сердечком, шла минут 10 по насыпи, увязая в песке. Поезд подали уже не императорский. У вагона нижняя ступень была так высока, что государыня не смогла Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 поставить на нее ногу. Нахалы даже не помыслили приготовить ей раскладную лестницу. Злосчастная еле взлезла и на последней ступени, без сил, тяжко упала вперед всем своим весом.
Это последняя память, какую Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 сохранили о сударях Бенкендорфы. Королевская семья уехала в ссылку, а оказалось, на погибель, погибель страшенную...

XIII

После отъезда государей отважилась я погулять по Царс¬косельскому парку. Правда, его и так с самого начала революции Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 открыли, закрыв только часть, отведенную дворцовым пленникам. Но, пока пленники были там, в Александровский парк я не лезла и милостей от новейшей власти не вожделела. Итак, сейчас побрела я по тенистым парковым Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 дорожкам. Все напоминало юность и давнешние, неоценимые свидания с Павлом. Парк показался мне бездушным и темным. Ухода за ним не было. Для пущего цинизма у дворца, прямо под окнами, очевидно напоказ Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4, устроили могилы жертв революции. Поверху, как на Марсовом поле в Петрограде, развевались красноватые тряпки. Я пошла далее, повдоль ручья, к государевой оранжерее, некогда полной райских цветов и фруктов. Сейчас здесь Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 хозяйничали супруги временщиков. Иду вглубь и вижу: у теплиц человек шесть-семь боец. Наклоняюсь, делаю вид, что шарю в травке, слышу голоса.
— Видите, какие грядки, товарищи! — гласит тип с семитским лицом. — Итак вот, знайте Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4: Николай Романов, безжалостный деспот, топил здесь печки живыми людьми, чтоб иметь зимой персики и клубнику.
Задумайтесь только! Сбросили монархию, сослали за тридевять земель монарха, а антимонархическая пропаганда длилась! Ибо дан был приказ: при Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 каждом комфортном случае мыть несознательному элементу мозги. Но что за абсурдное вранье — «топил печки живыми людьми»! И это в стране, где дров девать некуда!
А Керенскому меж тем в Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 кровати правителя Александра снились, правильно, кошмарные сны. Силы против него уже собирались. На столичном съезде 14 (27) августа появился страшный противник: Корнилов. До этого он тщился навести порядок в петроградском гарнизоне, позже командовал на фронте, сначала Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 8-й армией, позже Юго-Западной, в конце концов, назначен был Верховным главнокомандующим. Очень стремительно он сообразил, что Керен¬ский сгубит Россию. На столичном съезде 14 и 15 августа Лавр Георгиевич поднялся на него. Под Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 клики правых и военных «Да здравствует Корнилов!» и под ши¬кание левых произнес он речь. Обрисовал опасность ситуации, произнес, что неприятель идет на Ригу, а в войсках антимилитаристическая агитация и дезорганизация. Объявил он Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4, что нужно вернуть власть офицеров, отмененную несчастным приказом №1. Речь была встречена овацией, и Керенский ее не простил. Когда из Ставки через Савинкова Корнилов просил объявить в Рф осадное положение, временщик сделал Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 вид, что согласен, и подписал декрет о военной реформе.
Корнилов добивался ее для защиты Риги от германцев и борьбы с армейскими агитаторами. Но Советы, все красневшие и красневшие, во главе Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 с 3-мя жидами, Либером, Даном и Гоцем, впору узнали о декрете и воспретили Керенскому пускать его в дело. И Керенский, чтоб разорвать с Корниловым и угодить большевикам, стал просто провокатором. Корнилова и его ассистента Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 Лукомского он объявил изменщиками, лишил военного звания и распустил слух, что генерал Корнилов идет на Петроград — задушить «завоевания революции» и распустить Советы. На самом же деле, Корнилов отправил в столицу 3-й кавалерийский Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 корпус под командованием генерала Крымова, чтоб правительство не шло Советам на уступки. Керенский на всю Россию проклял Корнилова, а Корнилов — Керенского, ну и послал из Могилева огненный манифест. Что до Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 нас с Павлом, мы были за Корнилова. Он, хоть и революционер, родину все ж обожал и пробовал спасти. Как досадно бы это не звучало, в борьбе не на жизнь, а на погибель Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 одолели Керенский и Советы. 1 сентября Корнилова и Лукомского привезли из Могилева в Быков и посадили в кутузку. А если б главнокомандующий со собственной «дикой дивизией» и впрямь пошел на Петроград, когда мы Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 того ожидали, может, и раздавил бы он гадину, русскую революцию!
Сейчас же вся эта керенщино-корниловщина привела к самым для нас грустным последствиям. 27 августа
ожидали мы к ужину г-жу Нарышкину, урожденную Толли, с отпрыском Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4. В 6 я пошла позвонить в город кому-то из собственных. Ручка телефонная подозрительно просто вертелась. В трубке тишь. Решив, что сломан аппарат, накручиваю телефон в примыкающей комнате, с этим же Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 результатом. Здесь прибывает полковник Машнев, новый царскосельский комендант, сменивший ночного нашего гостя Болдескула. Просит нас с князем принять его. Заходит. Смотря обидно и испуганно, докладывает, что постановлением Временного правительства обязан высадить нас под Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 домашний арест. Мы, очевидно, — «почему?» И он, пожав плечами и воздев руки:
— Почему! Да они и сами не знают, почему все они это делают. Хаос полный. Керенский, кажется, спятил совершенно Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4. Нам приказано отключить ваш телефон и поставить часовых у каждой вашей двери. В девять придет комиссар прочитать вам ордер об аресте. Но вы не извольте колебаться, я сделаю все, что в моих силах, чтоб высвободить Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 вас как можно быстрее.
Он уехал. А 5 минут спустя во дворец набежали грязные расхристанные бойцы. Меж тем автомобиль наш ожидал на вокзале Нарышкину с отпрыском. Не знали мы, как предупредить Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 их. Приедут и нарвутся на проблемы! Они и приехали, и насмерть перепугались, когда узнали, в чем дело. Мы порекомендовали им тотчас уехать, но бойцы, впустившие их, назад не выпустили.
Пришлось смириться и ожидать развития Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 событий. Понятно, что за обедом не веселились, хотя и самообладания не теряли. В девять докладывают: комиссар от Керенского, по фамилии Кузьмин, с десятком людей вожделеет гласить с гражданином Павлом Александровичем Романовым, бывшим Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 величавым князем, с его женой и с князем Владимиром Палеем. Входим в мужнин кабинет — мы и одиннадцать визитеров. Кузьмин достает из кармашка три листка и зачитывает один за одним. Сообщается, что «ввиду Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 вероятных волнений, также беря во внимание приближение генерала Корнилова с целью восстановления монархии, Временное правительство сочло целесообразным заключение под домашний арест (дальше наши фамилии) и предназначение постов охраны из состава царскосельского гарнизона Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 в дом арестованных». Величавый князь взял листок и поглядел на подпись. Подписал «генерал-губернатор Петрограда Борис Савинков». Итак, мерзавец, убивший 1-го брата, сейчас замахнулся на другого и его семью. Дали Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 и нам подписать бумагу, какую — не все ль равно. Мы были во власти подонков, и они ею воспользовались, чтоб вредить нам без мельчайшего повода с нашей стороны. Кузьмин нам объявил, что в Гатчине Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 величавый князь Миша с женой также посажены под домашний арест. Супруг поглядел на меня и произнес вслух по-французски:
— Какие скоты...
Я взяла его руку в свою и просила успокоиться. Позже оборотилась Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 к Кузьмину и напомнила о г-же Нарышкиной: уж ее-то могли бы и отпустить. Кузьмин ответил, что под арестом все, кто в доме, но что, хорошо, он отпустит ее, также и Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 барона Бенкендорфа, у нас гостившего. Нарышкину с отпрыском мы устроили ночевать в комнате для гостей, дали все нужное. В четыре утра Кузьмин объявил им, что они свободны. Будить нас Нарышкины не стали Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4. Сели в наш автомобиль и уехали в Петроград. Городская квартира их, оказалось, была забита агентами Керенского. Шел обыск. Радостная выдалась ночь! Г-жа Нарышкина и до настоящего времени вспоминает, как Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 съездили они «поужинать».
На другой денек Кузьмин пришел высвободить Бенкендорфа и его прислужника с семьей. Они тоже уехали в Петро¬град, три месяца перед тем прожив у нас. Нашим девченкам, в то время одиннадцати Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 и 13-ти лет, Кузьмин предложил жить на свободе в одном из крыльев дворца при условии, что с родителями и братом сообщаться они не будут. Девченки с негодованием отказались и произнесли, что останутся Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 с нами.
— Ишь какие революционерки! — пробормотал Кузьмин.
Мы так и не сообразили, похвала это либо осуждение.

XIV

Наш арест продлился восемнадцать дней, с 27 августа по 13 сентября. Пока мы посиживали в комнатах, нас не трогали Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4, и был у нас мертвый сезон. Но чуть мы захотели размяться и подышать свежайшим воздухом, началось. Гулять нам позволили в цветнике перед домом, близ сада. Единственная дверь на поляну была Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 открыта и охраняема, как и аллейки вокруг, часовыми с винтовками. Кузьмин отдал нам план допустимой зоны прогулок, а из зоны, дескать, не сметь ни ногой. И вот выхожу я на аллейку, ведомую повдоль садовой Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 ограды. Боец, которого запамятовали предупредить, что аллейка «дозволена», прицелился. Я иду как ни в чем же не бывало.
— Стой, тетка, стрелять буду! Стой, куда идешь?
— Не смей мне тыкать, дурачина, — произнесла Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 я. — Куда нужно, туда и иду.
Потрясенный боец опустил винтовку.
Подошел дежурный унтер-офицер, извинился и стал демонстрировать часовому «разрешенную зону». Мы увидели, что бойцы зверели, только собравшись вкупе. Каждый в отдельности становился Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 ручным. За время ареста я много разговаривала с ними. Когда Керенский распространил слух о пришествии Корнилова, бойцы занервничали. Один спросил меня:
— Вы за Керенского, барыня, аль за Корнилова?
Эх, была не была Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4. Я ответила:
— За Корнилова, естественно.
— А по мне, — произнес он, — Корнилова надоть в расход.
Но он не донес. В те деньки еще была свобода слова.
В другой раз другой часовой, опустив винтовку Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4, рассматривал величавый фасад дворца.
— Вишь, — произнес он вдумчиво, — какие хоромы мы буржуям этим выстроили.
Налицо были плоды ленинского «просвещения».
— Не вы, — сделала возражение я. — Дворец выстроили французы. Вы так не Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 умеете.
Он злостно покосился на меня и ничего не произнес. Как и они все, боец был молодец посреди овец. Другой боец, совершенно еще мальчишка, спросил саркастически, по вкусу ль мне кружить в «зоне». Я Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 отвечала вопросом на вопрос:
— А скажи-ка лучше, у себя в деревне как ты встретишь незваных гостей?
— Палкой погоню, — произнес он заулыбавшись.
— Вот и я б тебя палкой, да Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 я без палки, а ты с ружьем...
Но он уже не слушал. Он вспомнил о родных местах. Лицо его поменялось, глаза подобрели.
— Слышь, барыня, отпустят ли нас домой, когда кончится война и Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 будет порядок? — шепнул он это практически жалобно.
— Да откуда ж порядок без царя? — произнесла я.
— И то правда, — вздохнул он. — А правитель хороший. Когда он отъехал, я там стоял, на карауле-то Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4. Он отдал нам по полтине серебром. Каждому.
Под конец расскажу самый трогательный случай. Девченки, Ирина и Таша, ходили, чинно взявшись за руки. Часовой смотрел на их. Вдруг он, не выпуская ружья, вынул Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 из кармашка большой носовой платок и ревмя заревел. Спрашиваю, что рыдает.
— Да как не рыдать, барыня княгиня! Караулю внучек царя-батюшки освободителя, Александра!
Видя, что солдатик наш хороший малый, мы окружили его Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 и забросали вопросами. Он сказал нам о собственной деревне. Оставил он дома супругу и шестерых детей. Слезы он вытер и с наслаждением перечислял нам их имена.
Я и детки часто дискутировали с нашими Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 церберами. А величавый князь гулял молчком: выйдет, пройдется с суровым видом, — и в комнаты. В душе он с младых ногтей был боец. И созидать расслабленно не мог сегодняшний не¬опрятный вид Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 рядовых, разболтанность, самоволие. То и дело вспоминал он отца, Александра II. Больно, должно быть, созидать императору сверху, что стало с отечеством...
Раз в день часовые и офицер с унтер-офицером сменялись. Итак вот, ей-богу Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 же, из 18-ти офицеров, попеременно приходивших с часовыми, по последней мере, четырнадцать со слезами на очах признавались в верности прежнему режиму. А для того поджидали они доктора Обнисского, Павлова доктора. Только он Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 имел право приходить к нам с воли. Дежурный офицер был должен находиться при каждодневных визитах доктора к пациенту, правильно чтобы доктор не принес с лекарствами бомбы. И я своими очами лицезрела Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4, как плакали офицеры и целовали величавому князю руки, прося прощение за свое вторжение. И величавый князь еще их же и утешал. А при бойцах офицеры снова становились холодны и надменны. 1-го офицера мы Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 по глупости пригласили обедать. Несколько часов спустя, видимо, по доносу боец либо слуг, офицера увели.
В один прекрасный момент я, как обычно, прохаживалась взад-вперед перед домом. Дежурный офицер шел по пятам Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4, как будто не замечая. Вдруг он опередил меня и на ходу прошептал:
— Я с вами... Молчите, — добавил он, лицезрев, что подходит сторож.
Словом, образованные великодушные командиры к тому же страшились собственных Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 подчиненных, животных и невеж. Могло ль такое кончиться хорошем?
Незадолго ранее нашего ареста величавая княгиня Мария, жившая у нас, обручилась с князем Сергеем Путятиным, Бодиным другом (сам Бодя был им практически свахой Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4). Венчание назначили на 6 (19) сентября. Дата была на носу. Сколько ни просил, ни молил величавый князь разрешить ему находиться на свадьбе дочери — напрасно. Керенский с Савинковым камень заместо сердца носили отродясь. Мольбам Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 они не вняли. Разрешили только новобрачным заехать к нам после церемонии, из Павловского дворца, где венчали их в присутствии царицы Ольги Греческой, 2-ух княгинь, жен величавого князя Константина и князя Иоанна (послед¬няя Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 — дочь короля Сербии Петра) да нескольких друзей. Отказом временщика величавый князь очень расстроился. И все ж он радовался за дочь. У нее сейчас супруг, заступник, и, к тому ж, слава Богу, сменила она Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 страшный титул и фамилию.
Приходить к нам позволили единственно Марианне. Была она шустра, но при всем этом тактично и просто познакомилась с Кузьминым. Тот втюрился в нее без памяти. Рискуя навлечь Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 на себя гнев Керенского, он все ж выдал ей пропуск. Приходы ее стали для нас глотком свежайшего воздуха. И высвободил нас Кузьмин ради нее. Из угождения ей пошел он к Керенскому и объявил Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4, что бойцам надоело нас караулить, средь их ропот. Керенский, молодец посреди овец, а на молодца и сам овца, уступил. Кузьмин прилетел как на крыльях: дескать, вы свободны и через час бойцы Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 от вас уберутся. Скоро наладили нам телефонный аппарат, и телефонщик, которого лицезрела я в первый раз, произнес:
— Наконец, ваша светлость, эти мерзавцы возвратили вам свободу и телефон. Мы за вас волновались.
А урон Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 нанесли нам большой. Комнаты, отведенные караулу для дежурства и трапез, перевоплотился практически в отхожие места. Клумбы были истоптаны, розы сломаны. С деревьев свисала содранная кора. Пострадала и кованая металлическая Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 решетка ограды с великокняжескими инициалами и короной из золотой бронзы. Короны, расшатанные, все ж держались, но акантовые листья и нафонарные гирлянды добрые люди отломали и унесли. Самое время нам было бежать из Рф. Ведь Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 это 1-ый звонок. Величавый князь Павел, которого обожали в войсках и по сю пору не трогали, сейчас уж не в безопасности. И, как досадно бы это не звучало, чего-чего, а случаев Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 бежать было навалом. Отпрыск мой Саша нередко приводил верных офицеров, готовых посодействовать нам. Какой-то из них, Бриггер, которого знали мы через юных Юсуповых, пришел сам и произнес супругу:
— Вам, ваше высочество, и Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 вашей семье нельзя тут оставаться. Умоляю, выслушайте и доверьтесь мне. Я авиатор. Послал меня к вам конструктор полковник Сикорский, мой командир. Ночкой я приземлюсь на поляну в парк, какую назначим. Вы Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 будете там, с супругой и детками. Из вещей самое нужное. В машине комфортно, есть кресла. Через четыре часа мы в Стокгольме.
Величавый князь поглядел на него с грустью.
— Милый друг, — ответил Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 он, — премного вам признателен. Все это, но, сплошной Жюль Верн. По-вашему, никто ничего не увидит, даже если мы будем без багажа? Да с нас глаз не спускают шпики и слуги. Схватят тотчас, и Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 несдобровать ни нам, ни вам.
Так ни с чем и ушел Бриггер. С того денька я снова увиделась с ним, а спустя два месяца он бежал от большевиков. Российский подданный Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4 поляк Сикорский уехал в Польшу. Сейчас он военный министр, славный полководец.
Так и остались мы в Королевском ожидать у моря погоды, другими словами до наилучших дней. А становились эти деньки все ужаснее Начну рассказ не с темного царства 1918-го и 1919 го¬дов, а со светлого воспоминания о несказанном счастье, о нашем житье в Крыму в октябре 1916-го. Война в те - страница 4.

nachalo-shturma-elcin-lebed-hasavyurt-8-dekabrya-1991-goda-podpisaniem-belovezhskogo-soglasheniya-bil-oformlen-raspad.html
nachalo-sorevnovanij-30-marta-2013g-v-10-00.html
nachalo-stuk-v-dver-zhurnalist-chelovek-obladayushij-darom-ezhednevno-zapolnyat-pustotu.html